Карта сайта
8 мая 2018, 18:06

Война и Мир

Уже много лет прошло с тех пор как закончилась Великая Отечественная война. Отгремели бои, рассеялся пепел на полях сражений, заросли густой травой раны земли. Но в памяти и душе ветеранов по сей день живут воспоминания военных лет

23 июля ветерану Великий Отечественной войны Дмитрию Никитовичу Шлыкову исполнится 90 лет. Он принимал участие во многих боях и сражениях, но самые яркие воспоминания остались после освобождения Кубани. - Не доходя до Краснодара несколько километров, мы увидели огненные столбы дыма. Немцы взрывали жилые дома и заводы. Именно таким передо мной предстал Краснодар в первый раз. Когда мы подошли к левобережью реки Кубань, перед нами стала задача  переправления на противоположный берег. Но кроме нескольких надувных лодок у нас ничего не было. Поблизости мы обнаружили старый полевой стан. Разобрали дома, сараи и смастерили плоты. Не успели мы  переправиться, как немцы открыли огонь. Двое моих товарищей получили ранения, и нам пришлось окапаться на пустой местности. Однако мы оказались сильнее противника. Благодаря своей силе воли и смекалке мы выбили его с укрепленных позиций. Враг стал отступать в сторону железнодорожного вокзала, а затем и к центру города. В центре Краснодара мы увидели страшную картину – многие дома были взорваны и сожжены, на некоторых столбах и деревьях - повешены люди. Весь город словно замер, после того как в нем побывал враг. Так постепенно, видя горе и боль людей, мы вышли на улицу Пролетарскую (сейчас ул.Мира) и дошли до Екатерининского Собора. Я глянул на Собор, который стоял во всей своей красе, словно охраняя Кубанские земли, и перекрестился. На душе от этого стало легче и светлее.

Перебежками от дома к дому, стараясь не попасть под шквальный огонь врагов, засевших на крыше, мы квартал за кварталом очищали город.  Когда мы подошли к пристани, которая оказалась сожженной, увидели много убитых краснодарцев с  надписью на груди – партизан. Так немцы зверствовали над жителями города. Постепенно мы приблизились к юго-западной окраине Краснодара, где со слезами радости нас встречал народ. Никогда не забуду женщину с ребенком на руках, которая сказала нам: «Дорогие ребята, большое спасибо вам за освобождение города. Если бы вы задержались еще на несколько месяцев, то немцы бы всех нас расстреляли или повесели». У этой женщины от слез не было видно глаз. Позже мы узнали, что ее сына расстреляли в Первомайской роще (сейчас Чистяковская роща) за распространение листовок…, - вспоминает Дмитрий Никитович. - После этого мы освободили многие хутора, станицы и вышли на хорошо укрепленную немцами оборонительную позицию под названием «Голубая линия». Там наши части все лето вели позиционные бои.

 Я хорошо помню, западнее станицы Анастасиевской было много плавней, где большими островами росли камыши. Немцы обстреливали нас из минометов и артиллерии, снаряды взрывались прямо в воде, и глушенная рыба всплывала наверх. Эту рыбу собирали наши повара и долгое время нас ей кормили. Есть в военные годы приходилось все, что под руку попадется.

 И вот наши части подготовились к наступлению. После артподготовки наша дальнобойная артиллерия и авиация понесли огонь в глубь «Голубой линии», а мы, минометные батареи, пошли в наступление.

Наступление было очень тяжелым. Немцы заминировали все подступы к дотам и траншеям. В одном месте с немецкого дота велся сильный огонь и не давал нашим солдатам приблизиться. Наступление на этом участке приостановилось, а мне приказали накрыть дот.

По моему приказу наводчик 1го расчета  пристрелял дот. Затем я дал команду всей батарее: «Тремя минами беглый огонь!». Так в течении 2х минут наши мины зашелестели и окутали дымом весь дот.

 Мы продолжили наступление.

У немцев на этом участке через каждые 300-500 метров были огневые точки, соединенные между собой траншеями. Мы несли большие потери.

В одном месте, где никто не предвидел опасности, из укрытия выехал «Фердинанд» и прямой наводкой выстрелил по нам. Меня и моего товарища Сашу Прудникова ранило, а Николая убило… - тяжело вздыхая, вспоминает Дмитрий Никитович. - После этого я попал в Новотиторовский госпиталь и познакомился там со своей будущей женой - санитаркой Тамарой Ильиной. День Победы я встретил дома, в Самарской области, а в июле 1946 года я приехал в Краснодар к своей Тамаре. Свадьба у нас была «пышная» -  на столе только «чекушка» водки, - улыбается Дмитрий Никитович. - Мы распили ее на четверых – я, Тома и ее родители, на этом наша свадьба и закончилась. Так судьба меня навсегда связала с городом Краснодаром.

Вспомнил Дмитрий Никитович и о судьбах своих фронтовых товарищей.

- В 1942 году в моем взводе оказались два брата близнеца. Я их часто отпускал в увольнение в город. Там братья влюбились в двух девушек. После войны мечтали на них жениться. Но когда мы попали на фронт, то в одном ожесточенном бою под Гизелем от прямого попадания немецкого снаряда братья погибли. За время войны мои глаза видели сотни убитых, еще больше раненых и искалеченных. Но со временем все это забывается, а гибель братьев близнецов на всю жизнь осталась в моей памяти. В последнее время они часто стали мне сниться. Да и сон почти один и тот же. Снится, как будто из глубокого оврага доносятся их протяжные голоса: «Товарищ командир, ну почему вы нас не могли спасти, мы так хотели жениться». От этого у меня всю жизнь болит душа…

Война унесла много жизней, но еще больше она искалечила человеческих судеб. Однако об этих судьбах стоит знать, стоит говорить – ведь все это наше – наша история, наша память, а значит и наши слезы.

 

Ссылка для блогов